Игры которые не сможет победить ИИ

@мозговойСлизень

Программы давно доминируют в шахматах, не так уж давно пала и игра го. Меняет ли это сами игры? И нужно ли делать новые игры устойчивыми к ИИ?

Игры которые не сможет победить ИИ

Сейчас эра хайпа ИИ. После победы программ над шахматами и го - компьютеры больше не выглядят глупыми, хотя по прежнему остались простыми калькуляторами и внутри совсем "мало магии".

Люди беспокоятся, что компьютеры станут слишком умны и захватят мир, однако настоящая проблема в том, что мир уже захвачен глупыми компьютерами.

Педро Домингос Верховный алгоритм

О влиянии программ на примере шахмат

Нет, потому что люди всегда будут ошибаться. После 24-го хода возникает триста миллиардов продолжений. Компьютеры могут изучить шахматы вдоль и поперек, но смотреть за ними неинтересно. Интрига возникает только в партиях между людьми.

Сергей Карякин

Кстати, в восьмидесятые в одном интервью у Карпова спросили, не приведет ли технический прогресс к перевесу машины и не станет ли это гибелью шахмат, на что он предложил обсудить не менее животрепещущую тему — не обгонит ли автомобиль человека и не приведет ли это к смерти лёгкой атлетики? Так что играть хуману с хуманом от этого в общем-то менее интересно не станет.

Лурк

Вроде логичные доводы. Однако игра при таком раскладе тоже меняется, какой смысл играть множество потенциально неизвестных ходов, если есть выверенный компьютером бездушно лучший вариант?

Очень развитая теория, как и ярый уклон в сторону спорта, всё таки сильно влияет на саму суть игры, глупо это отрицать. Игра должна вызывать интерес и давать возможность выигрыша.

Суровая современная реальность

Практически все дебютные ходы просчитаны, до определенного хода партия может идти на автомате и твоя память теории важнее способности думать прямо сейчас. Половина партий заканчивается в ничью. Звучит не круто.

Устойчивость

Как же создать технические сложности для ИИ? Рецепт не сложен:

  • Большая сетка, скажем 125 на 125.
  • Множество разнообразных типов фигур с разным поведением.
  • Разная стартовая позиция (элемент случайности).

.. и тогда "убить её компьютером" будет очень сложно, на ближайшие года можно наслаждаться битвами белковых умов :).

Другое дело нужно ли это кому-то и как это сделать интересным? Этот вопрос остаётся открытым.

Полезные спойлеры и ссылки по теме

Однако, к удивлению и огорчению многих, шахматы мало приблизили людей к созданию машин с человекоподобным интеллектом. Современные шахматные программы, по сути, остановились на наиболее примитивном этапе интеллектуальной деятельности: они исследуют огромное число возможных ходов обоих игроков, применяя различные методы усечения дерева перебора, в том числе относительно простую функцию оценки. В сочетании с базами данных, хранящими заранее рассчитанные готовые варианты дебютов и эндшпилей, благодаря быстродействию и объёмам памяти современных компьютеров эти методы уже обеспечивают игру компьютера в шахматы на гроссмейстерском уровне. По этим причинам компьютерные шахматы больше не имеют такого большого академического интереса. https://ru.wikipedia.org/wiki/Компьютерные_шахматы#Мотивация

Это было бы примерно то же самое, что смотреть на то, как программа рисует фракталы или цветные пятна заставки на мониторе. Никого не интересует механический перебор вариантов, в этом нет ничего феноменального. А вот то, что это может делать человек — феномен.

Во второй половине 1920-х годов Капабланка увлёкся разработкой новых, улучшенных шахмат. Он считал, что из-за прогресса ведущих игроков шахматам в скором времени угрожает ничейная смерть, поэтому необходимо изменить правила, чтобы усложнить игру и дезавуировать значительную часть теоретических наработок прошлого.

Объективно говоря, у Капабланки были основания для опасений, поскольку доля ничьих в партиях ведущих шахматистов в этот период действительно быстро росла. Если в матчах на первенство мира XIX — начала XX века число ничьих почти никогда не превышало трети от общего числа партий, то в неоконченном матче Капабланки с Ласкером ничьих было в 2,5 раза больше (10/4), а в матче с Алехиным — почти втрое больше (25/9), чем результативных партий. https://ru.wikipedia.org/wiki/Капабланка,_Хосе_Рауль#Проект_реформы_шахмат

Что если взять десяток пар шахматистов высокого уровня и дать им на партию неограниченное время с перерывами и возможность записи на бумаге или PC?

Я уверен что все партии, и без помощи шахматных программ придут к ничье. Если конечно мы не заставим их сделать нелепый дебют (кстати, это вероятно всё же минус шахмат, что есть только парочка верных начал, а остальное ведёт к поражению).

Умер шахматный любитель. И так как человек он был, в общем-то,

неплохой - попадает в рай. А там и Ласкер, и Стейниц, и Капабланка,

и Эйве, и Алехин, и Ботвинник. Несчастный любитель так хочет сыграть

в шахматы с чемпионами. Не выдержал, подходит к Алехину:

- Можно с вами сыграть?

- Отчего ж, извольте.

Быстренько расставили фигуры, любителю выпало играть белыми.

Он, естественно,е2-е4. Алехин берет и кладет своего короля

на доску - проиграл.

Несчастный любитель в панике.

- Что случилось?

- Вы знаете, дорогой. Вы здесь недавно, а мы давно. При правильной

игре, е2-е4 всегда выигрывает.

Капабланка: Однажды я участвовал в турнире в Германии, когда ко мне подошел мужчина. Решив, что ему нужен всего лишь автограф, я потянулся за ручкой, но тут мужчина сделал поразительное заявление… «Я решил шахматы!» Я стал благоразумно отступать, на случай, если мужчина был столь же опасен, сколь и безумен, но он продолжил: «Спорим на 50 марок, что если вы пойдете со мной в мой гостиничный номер, я смогу это доказать». Что же, 50 марок есть 50 марок, так что я решил быть снисходительным, и проводил мужчину к его номеру.

Оказавшись в номере, он уселся за шахматную доску. «Я все понял, белые ставят мат на 12 ходу независимо ни от чего». Я играл черными возможно чересчур осторожно, но обнаружил, к своему ужасу, что белые фигуры координируются как–то странно, и что я получу мат на 12 ход.

Я попробовал снова, разыграв на этот раз совершенно иной дебют, из которого в принципе невозможно было попасть в такое положение, но после серии очень странно выглядящих ходов, я снова обнаружил своего короля окруженным, и мат должен был прийтись на 12 ход. Я попросил мужчину подождать, а сам сбегал вниз и позвал Эммануэля Ласкера, который был чемпионом мира до меня.

Он был настроен крайне скептично, но согласился хотя бы придти и сыграть. По пути мы наткнулись на Алехина, который был текущим чемпионом мира, и вот все трое мы вернулись в тот номер.

Ласкер не рисковал, но играл настолько осторожно, насколько это вообще возможно, и тем не менее, после причудливой, бессмысленно выглядящей серии маневров, обнаружил себя зажатым в матовой сети, из которой не было выхода. Алехин тоже попробовал, но опять же не преуспел.

Это был какой–то кошмар! Вот они мы, лучшие игроки в мире, люди, посвятившие все свои жизни игре, и вот теперь все кончено! Турниры, состязания, все — шахматы решены, белые побеждают…

Тут один из друзей Капабланки вмешивается, со словами: «Погодите минутку, я никогда ни о чем таком не слышал! И что случилось дальше?»

— Как что, мы его убили, конечно!

Например, стратегическое мышление требует от нас определения долгосрочных целей и промежуточных этапов без учета того, как на наши действия может отреагировать оппонент. Я могу посмотреть на позицию на доске и подумать: «Было бы хорошо, если бы мне удалось поставить слона сюда, пешку сюда, а затем подключить к атаке ферзя». Здесь нет никаких расчетов, лишь своего рода список стратегических пожеланий. Только после этого я начинаю думать, возможно ли это на самом деле и что в ответ может предпринять соперник.

Программисты, работавшие над шахматными программами типа Б с выборочным поиском, хотели научить машины именно такому стратегическому целеполаганию. Вместо того чтобы просматривать только дерево доступных вариантов, программа типа Б также изучала и оценивала гипотетические позиции. Если эти позиции получали высокую оценку, повышалась стоимость их элементов при поиске. Во многих случаях качество оценки улучшалось, но поиск становился таким медленным, что страдали результаты, — серьезный недостаток, характерный для всех программ типа Б.

Более успешным оказался другой метод, который также позволяет машинам анализировать гипотетические позиции за пределами дерева вариантов. В случае применения метода Монте-Карло машина берет все доступные позиции и с каждой разыгрывает большое количество случайных партий, определяя количество возможных побед, ничьих и проигрышей. Таким образом для каждого следующего хода выбирается наиболее удачная позиция. Играть «миллионы партий в рамках одной» оказалось не очень эффективной тактикой в шахматах, но в го и других играх, где точная оценка невероятно трудна для машин, метод Монте-Карло дает хорошие результаты. Он не требует больших знаний или эвристических правил; машина просто отслеживает цифры и ходы — и выбирает лучшие.

Это обилие интересных идей, призванных повысить эффективность интеллектуальных машин, показывает, почему попытки понять, как работает человеческий разум, и проникнуть в тайны мышления были отброшены. Что важнее — процесс или результат? Люди всегда хотят результатов, будь то в инвестировании, сфере безопасности или шахматах. Такое отношение, сокрушались многие программисты, способствовало созданию сильных шахматных машин, но ничего не дало науке и прогрессу в области ИИ. Шахматная машина, которая думает как человек, но проигрывает чемпиону мира, не сделает сенсации. Когда же шахматная машина побеждает чемпиона мира, никого не волнует, как она думает.

2 3472 0

Написать новый комментарий

Опубликовать комментарий
<a href="http://your_link_path.ru">Текст ссылки</a>
<img src="http://" />
> Цитата
<code>c = [c * 3 for c in 'list']</code>
<tweet>https://twitter.com/Sergey_Elkin/status/1075983394822074370</tweet>
<instagram>Bq-YxeFHfq4</instagram>
<vimeo>127422384</vimeo>
<coub>vivsm</coub>
<youtube>7j5Jr2-eUZc</youtube>
<b>жирный</b>
<s>зачеркнутый</s>
<spoiler>спойлер</spoiler>